Категория: Дневниковости

Пам-па-ра-рааааам, пам-парам.

Ой, други, сейчас будет Санта-Барбара. Усаживайтесь поудобнее, наливайте кофий, загребайте плюшки.

 


 

Восемнадцать лет назад, когда мне было восемь лет, мои родители развелись. Маме, которой на тот момент было немногим больше, чем мне самой сейчас, пришлось в начале морозного тамбовского февраля экстренно эвакуироваться с двумя детьми на родину, в Беларусь. Я, в силу возраста, восприняла этот отъезд как веселое приключение, очередной отъезд к любимой бабушке, но мама почему-то плакала, а шестилетний брат был напуган и смотрел в окно огромными полными слез глазами. Нет, я понимала, что происходит. Возможно, я слишком хорошо понимала, что папа больше с нами жить не будет и что я больше никогда не увижу своих школьных и детсадовских подружек. Но мы ехали к бабушке! Это было здорово. 

В первый наш белорусский новый год отец прислал посылку: конфеты и две игрушки: плюжевый заяц — мне, железная яркая машинка — брату. Чувства были смешаными. Я не любила мягкие игрушки никогда. Да и вообще не особо любила играть с игрушками — моя фантазия требовала выхода, и поэтому я чаще играла с палочками, карандашами, стеклянными пузырьками, представляя это все животными, людьми или сказочными персонажами. Брат же рыдал от счастья. Ему отец был нужен. Онего постоянно ждал. Часто зимой, завидев вдали мужчину в лисьей шапке (такую он запомнил на отце в последнюю нашу с ним встречу), брат срывался на галоп и, не помня себя, не разбирая дороги, несся навстречу ему с криком «Папа!». Потом он часами рыдал. Вот это было больно и обидно. Вот за это я ненавидела отца. Больше чувств у меня к нему не было.

На его день рождения я подписала и отправила открытку. Адрес я чуть ли не с младенчества помнила наизусть: мама очень боялась, что мы можем потеряться, и поэтому мы с братом, как только научились говорить, заучивали свои фамилию, имя, отчество, точный адрес и номер телефона. Я до сих пор помню этот адрес, хотя квартира давно продана чужим людям, а номер был сменен. На ту злополучную открытку мне никто не ответил. И это — я решила, — стало моей последней попыткой общаться с отцом. 

Была, правда, еще одна посылка от отца. Мне было 12. Он прислал нам с братом по спортивному костюму. Ну, знаете, были раньше такие из стопроцентной синтетики со скользкой подкладкой, которая распускалась на нитки, как и карманы, в которых вечно что-то путалось — то фантики от конфет, то свои собственные пальцы. Костюмы нам были сильно велики. Несколько лет они валялись в шкафу, а потом были надеты два раза на физкультуру в школу, после чего безнадежно расползлись. В той же посылке были две коробочки, завернутые в несколько слоев бумаги. В одной были наручные часы, модные на тот момент, — брату, — и золотое колечко с камушками, слегка погнутое и с остатками грязи между камушками, — мне. До сих пор оно лежит у мамы дома в шкатулке. До сих пор мои пальцы так и не доросли до его размера. Не думайте, я не придираюсь. Кольцо откровенно ношеное. Я даже так его и не стала чистить. Из украшений я ношу только обручальное кольцо, так что даже переплавлять подарок мне не хочется. Хотя часы оказались ничего. Много лет исправно шли.

После этого больше от отца не было никакой информации. Маме периодически писала соседка, с которой они дружили. Интересно вот что: мы часто переезжали, соответственно, менялись адреса, но соседка все равно находила, как с нами связаться. Даже порой звонила. Абсолютно чужой человек. 

С каждым годом мне было все больше плевать, что происходит с родственниками из России. Не было их — и слава Вселенной. Брат тоже с возрастом, вроде как, перестал ждать. Когда мне исполнилось 18, отец перестал выплачивать алименты. Совсем. То есть, не только на меня, но и на брата, который младше меня на два года. Деньги небольшие, но маме и они были нелишними — я уже училась в университете, брат заканчивал школу, полным ходом шла пристройка к квартире. В общем, поиск юриста на российской стороне, поиск через милицию отца (квартиру, в которой мы жили, он уже тогда продал). Тогда-то мы и узнали, что у отца новая семья и ребенок. Ни меня, ни маму, у которой тоже был новый муж и третий ребенок, это никак не тронуло. А вот брат поник. Его эта ситуация с пропажей отца расстроила. 

Когда мне исполнилось 19, в Однокланиках мне написала тетка, старшая сестра отца. Она просила прощения, слезно и трогательно. Но меня не проняло. Она хотела общаться. Я не стала отказывать ей — все равно я редко бывала тогда в интернете, да и зла я не чувствовала. Мне было просто все равно. Позже добавился в друзья сам папА, стали они на пару лайкать мои фотки и поздравлять с днем рождения. Ну, где-то раз в два года. Потом была «трогательная» фраза от отца на следующий после моей свадьбы день: «Поздравляю с заключением брака!» На этом общение с «родственниками» прекратилось на долгие три года. Хотя тетка периодически все же присылала мне дурацкие анимированные и не очень картинки в личку:

В прошлом году она стала заваливать меня фотографиями семей своих детей — моих двоюродных брата и сестры:

А потом снова тишина на год. И вот, накануне пасхи у нас происходит чудесная беседа:

И все. И тишина. К слову, во Вконтакте подобное моему сочетание имени и фамилии встречается дважды: один человек — это 12-летняя девочка из г. Горки Могилевской области, а второй — ваша покорная слуга. А если выставить поиск по городу, так и вовсе одна я. Но дело-то совсем не в имени! И совсем не поиске! Человек просто:

а) пытается выставить меня злой какашкой, мол, такая-сякая с крестной не хочу общаться (да, она еще и крестная мне по совместительству);

б) тупо хочет поселить во мне чувство стыда. 

Неоднократно она жаловалась моему брату, что я не хочу с ней общаться, хотя сама кроме картинок дебильных и фоток своей внучки больше ничего мне не шлет. Охуенное, блять, общение. 

Вот мне интересно: неужели я настолько тупой кажусь? Серьезно. Или она считает, что я в то время была маленькой и сейчас ничего не помню о ее выходках? Учить трехлетнего ребенка говорить «ёб твою мать» (кстати, тетка всю жизнь проработала учительницей младших классов), орать при ребенке его матери, что она тупая сука и истеричка, и что ее они сдадут в психушку, а детей — в детдом, пытаться разделить в квартире всё, вплоть до детской одежды и лифчиков (пардон) — это она считает нормальным и достойным поведением, чтобы спустя 18 лет требовать от меня общения? Или она все забыла сама? Честно, на первое ее буквенное сообщение за последние годы мне хотелось ответить ей: «Почему не хочу общаться? Вам с каких пор начать перечислять: в трех- или восьмилетнего возраста?» Но я стараюсь жить по принципу «не тронь говно — не завоняет». 

Вот, честно, никаких эмоций, кроме крайнего недоумения. Это человек настолько туп, или, все же, настолько хитер, чтобы мне такое писать? А, хотя, почему и не второе? Конечно, я уже не первоклашка, которой надо покупать форму, учебники и прочее. Я уже не студентка, которой деньги нужны всегда, а помощь любая просто на вес золота. Я уже не молодой специалист с голой жопой. Я уже замужем, имею работу, какой-никакой заработок — че б не пообщаться? Ага. 

Конец. 

Обсудить у себя 18
Комментарии (21)
Комментарий был удален
Комментарий был удален

По мне, так пусть бы и не появлялись. Нет вас — и не надо. Но брат общается. Ему, наверное, это нужно. И я не рычу только потому, что не хочу, чтобы они ему свой негатив сливали. Так что молчу и пытаюсь достичь дзен.

Комментарий был удален

Именно. Хотя написать что-нибудь язвительное так и подмывает.

Комментарий был удален

Что я и делаю. Вот, в постик негативчик вылила — и сплю спокойно))

Комментарий был удален

за что же ты на нее так обиделась, не хочешь общаться? трудно было кинуть пару банальных гифок? ндя… соцсети зло...

зло не соцсети, а люди в них. 

Да уж. Прям не знаю, что и сказать. 

Что тут скажешь? Не перевелись еще говнолюди на планете Земля.

это точно.

Пошли их в жопу! Честно и откровенно! Твари твои родственнички( 

Не могу — брат общается, не хочу, чтобы они потом его донимали.

Мда… Тогда действительно — лучше не трогать, чтобы не воняло. 

А брату папа пишет? 

Брату иногда пишет. В своей особой манере… Ну, на годик племяшки написал ему «поздравляю Машку с днем рождения». Зато прислал посылку с какими-то одежками и мягким зайцем. Походу, у него к зайцам особая любовь.

 я в соцстях даже с норм родственниками общаться не хочу, зачем?)

Та я тоже не хочу, но мне было любопытно, что она дальше делать будет. Итог: ничего. Ей важно было меня обвинить в чем-то. Развлекалочку придумала, ага.

«Распни его,» — кричали, указывая на Христа. А вас на пасху закидали упрёками. Не существует ни Бога, ни справедливости, ни любви к ближнему. Но поскольку невозможно убить в себе тягу к этим вещам, то нам приходится размышлять об обвинениях в свой адрес.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: